LOGO-2020-01.png
Санкт-Петербург +7 (812) 325 02 02
Москва +7 (495) 935 77 85
09.03.2022 РБК

ВЕДУЩИЙ: С нами на удаленной связи Александр Элинсон, генеральный директор научно-исследовательской производственной компании «Электрон». Александр, вот в сюжете прозвучало о том, что значительная часть оборудования российского производства на самом деле производится из иностранных комплектующих. Такая зависимость есть. И увеличивается ли она из-за того, что часть электронных комплектующих сейчас подпадает под санкции? Это касается различных микропроцессоров, электронного оборудования. Медизделия затронуты или нет? 

Александр ЭЛИНСОН, генеральный директор АО «НИПК «Электрон»: Добрый день! Во-первых, отвечая на вопрос надо сказать, что, наверное, мы с вами вошли в то время, в котором уровень определенности все равно крайне невысокий. И ситуация меняется в каждодневном режиме. То, что касается комплектующих, то, безусловно, очень большое количество комплектующих производится за рубежом. Даже если мы говорим про комплектующие, которые производятся в Российской Федерации, то если спуститься на несколько уровней вниз, на уровень элементной базы, то мы увидим, что все равно элементная база, собственно, она присутствует в большинстве своем импортная. У нас нету всей своей элементной базы, невзирая на то, что есть целый ряд отдельных компонентов, которые успешно в стране производятся. Наверное, один из основных вопросов, который сегодня всех беспокоит, это вопрос рисков, связанных с тем, а будет ли доступны в таком объеме, как было раньше, медицинские изделия, будут ли они в такой же номенклатуре, как они будут поддерживаться? Этот вопрос волнует всех. И я думаю, что, к сожалению, мы с вами не найдем в стране ни одного человека, ни за рубежом, ни в стране, кто нам сейчас на ближайшие сколько-то месяцев четко даст ответ на этот вопрос и он 100% совпадет. Есть некие предположения. Из того, что мы видим про производственному циклу, по логистическому циклу, который присутствует сейчас, то с одной стороны мы понимаем, что все заявляют, что вроде бы все, что касается санкций не распространяется на медицинские изделия, и как уже Юрий до этого сказал, целый ряд крупных игроков, которые сказали, что они уходят из России по другим направлениям, заявили, что они остаются по здравоохранению, по медицинским изделиям, но также мы видим, что есть целый ряд вопросов по логистике, когда машины просто разворачиваются исходя из того, что какие-то грузы, которые едут в Россию. То есть будет огромное количество каких-то кейсов, которые не то что там на законодательном уровне живут так или сяк, а они будут на уровне там произвола тех или иных стран или тех или иных логистических цепочек. В целом в каждодневном режиме общаясь с большим количеством партнеров, поставщиков, находящихся за рубежом, мы не видим какой-то сверхтрагедии, которая может произойти. И я считаю, что рынок медицинских изделий в данном случае, наверное, наименее пострадает, наименьшая отрасль из всех других отраслей, которых касаются санкции, это все уже было и в 2014 году. Поэтому изменений будет много. Надо отдать должное, что регуляторы и в виде Росздравнадзода, и в виде Минздрава, и правительства Российской Федерации с большим пониманием относятся к той ситуации, которая происходит. Очень оперативно сейчас меняется законодательная и нормативная база. И собственно, эта база будет давать возможность, скажем так, произвести все те необходимые коррективы с тем, чтобы обеспечить систему здравоохранения. Однозначно по каким-то позициям будут присутствовать провалы. Мы пока не понимаем по каким. Я думаю, что больше этих вопросов будет связано не с поставкой нового оборудования, а с сервисом старого. Юрий, конечно, сказал, что инженеры находятся в России. Это правда. Но мы понимаем, что если мы говорим про целый ряд высокотехнологичной техники импортной, которая присутствует в стране, то зачастую приезжают инженеры из-за рубежа и налаживают системы. И все это делается на серверах, которые находятся за пределами Российской Федерации. Они оттуда обновляют все необходимое ПО, выдают целый ряд кодов. И я не готов раскрывать наименований. Но из моего общения с целым рядом крупных частных сетей, собственно, есть целый ряд вопросов и никто не понимает, как это будет происходить, что будет происходить. То ли какой-то добрый дядя нажмет на кнопку и все заработает, то ли у этого дяди будет плохое настроение, он либо другую кнопку нажмет, либо не нажмет ту, которую надо. Поэтому вопросов есть огромное количество. И также нам предстоит очень серьезное изменение парадигмы. Вы только что нам показали статистику, которая говорит о том, что 2/3 опрошенных хотят иметь больше доступа к импортной технике. Так как мы в импортозамещении работаем очень много лет, и компания производит много отечественных компонентов и отечественной продукции, то можно сказать, что один из основных вопросов, с которыми мы сталкиваемся, это психологические вопросы. Потому что все помнят, что недавно был Советский Союз и мы все хотели иметь импортные джинсы, какие-то куртки, видеомагнитофоны, еще что-то. И еще всего 30 лет прошло с тех пор, поэтому люди не задумывались над вопросом качества, сервиса, экономических аспектов. Потому что те, кто закупают оборудование в государственных учреждениях, они покупают их не за свой счет, а за государственный. И безусловно, все продолжают рассуждать на уровне того…

ВЕДУЩАЯ: Александр, но это действительно вопрос выбора. Есть ли из чего выбирать?

Александр ЭЛИНСОН, генеральный директор АО «НИПК «Электрон»: Я думаю, что сейчас выбор сильно изменится. Но по моему предположению, я думаю, что процентов около 80 номенклатуры будет из чего выбирать. Безусловно, будут определенные какие-то провалы. И скажем так, в большой степени это будет связано с тем, что все, кто сейчас пытаются запастись какими-либо расходными материалами, либо еще чем-то, и, скажем так, пиковый спрос, предложения под него там не всегда настроено. И поэтому, безусловно, какие-то провалы все равно будут. Но в целом, я считаю, что ситуация отрасли медицинских изделий, она гораздо лучше, нежели чем в ряде других отраслей.

Александр ЭЛИНСОН, генеральный директор АО «НИПК «Электрон»: Одно важное дополнение. Мы когда говорим про стоимость, то надо понимать, что все-таки у нас с вами большинство услуг оказывается все-таки в рамках ОМС. А система ОМС изначально не затрагивает историю, связанную с закупкой оборудования. Так устроена структура тарифа, что, в принципе, амортизационные затраты туда не входят. И то, про что сейчас говорил коллега, это больше связано с частными центрами, которые оказывают платные услуги населению, которые являются, скажем так, дополнительными к ОМС. То, что касается системы обязательного медицинского страхования, то я не предполагаю, что сейчас здесь произойдет какое-то существенное изменение. И я думаю, что те тарифы, которые были с ними и до всех этих вопросов, по целому ряду были вопросы, но как работала, так и будет работать. Вопрос здесь больше касается того, что структура тарифа, она все-таки закладывает в себя определенный объем расходных материалов и целый ряд манипуляций, которые осуществляются, целый ряд процедур, они требуют использования расходных материалов, которые дорогостоящие и в большом количество тоже импортные. Соответственно так как курс национальной валюты сильно изменился и есть предположение, что дальше он тоже будет как-то не стоять на месте и меняться, то, наверное, вопросительный знак, что просто у учреждений не факт, что будет хватать денег на то, чтобы закупать в достаточном объеме. Но так как правительство все это прекрасно понимает, то я думаю, что здесь будут сейчас приниматься какие-то оперативные решения и будут найдены те или иные возможности как-то их компенсировать.


РБК
https://tv.rbc.ru/archive/den/62289edc2ae59612c92e1041


Вернуться назад