Санкт-Петербург +7 (812) 325 02 02
Москва +7 (495) 935 77 85
29.06.2012

РБК Daily

На днях Счетная палата опубликовала результаты проверки реализации региональных программ модернизации здравоохранения. Выяснилось, что регионы смогли освоить лишь 59,3% выделенных средств, или 177,2 млрд руб., причем далеко не все освоенные средства расходовались эффективно, а ряд медицинских учреждений и вовсе не принял участие в программе.

Первая и, на мой взгляд, главная проблема состоит в том, что регионы оказались банально не готовы к работе с такими бюджетами. Только небольшая часть регионов подошла к проблеме системно и заранее определила, по каким направлениям и в каких пропорциях распределить средства. В большинстве же случаев механизм распределения денег был проработан лишь поверхностно, и к деталям возникало множество вопросов. Больницам нужны и пипетки, и высокотехнологичное медицинское оборудование, и капитальный ремонт, и многое другое. В каких пропорциях распределять выделяемые средства, было неясно.

Неспособность регионов определить, в чем они нуждаются, привела к тому, что региональные программы многократно переписывались и согласовывались с Минздравсоцразвития с большим трудом. Первые тендеры начали проводиться только в августе 2011 года, то есть более чем через полгода после начала реализации программы.

Вторая проблема — неспособность регионов четко артикулировать свои потребности. После множества консультаций Мин­здравсоцразвития было принято решение по унификации потребностей регионов. Это, в свою очередь, привело к массовым закупкам примитивного базового оборудования, тогда как для оказания высокотехнологичной помощи нужно оборудование принципиально иного уровня и, соответственно, из другого ценового сегмента.

Неподготовленность регионов к модернизации здравоохранения проявилась не только в неспособности вовремя предоставить и утвердить региональные программы. Многие больницы были не готовы установить и запустить закупленную технику, поскольку в выделенных под технику или смежных с ними помещениях шел ремонт. Иными словами, не была продумана очередность работ, что также привело к снижению общего результата. Если рассматривать результаты закупки современного оборудования, то парк оборудования изменился только на 25%.

Здесь можно возразить, что регионам удалось сэкономить бюджетные средства благодаря механизму госзакупок. Но тогда встает вопрос о качестве закупленного оборудования и о том, сколько бюджетных средств будет потрачено на его содержание и обслуживание.

Об эффективности закупленного можно будет судить только через полтора-два года, когда закончится основная гарантия по обслуживанию и начнутся первые поломки. Если взять за пример оборудование, закупленное до начала модернизации, то доля простаивающей техники составляет 30%.

Причиной такой высокой доли простоя является отсутствие в бюджете средств на ремонт. В развитых странах в бюджет изначально закладывается 100—200% стоимости оборудования на сервисное обслуживание. В России же структура бюджета позволяет выделять на ремонт не более 3% стоимости техники, несмотря на то что замена отдельных запчастей стоит 20—25% первоначальной цены.

Чтобы решить проблему обслуживания техники, нужно поменять целевые показатели, по которым отчитывается руководитель региона. Оценивать нужно не краткосрочные показатели (например, экономию бюджета от закупки дешевой медицинской техники), а более долгосрочные (например, инвестиционный климат, процент работающей техники). Тогда и действовать все будут по-другому: чиновники начнут учитывать стоимость владения, покупать гарантийное и сервисное обслуживание и так далее. Сейчас же доля оборудования, закупаемого с реальной расширенной гарантией, которая включает и предоставление необходимых запчастей, и строгие сроки по устранению неполадок, равна статистической погрешности.

При этом важно, чтобы доля отечественной медицинской продукции на рынке с каждым годом возрастала. Доля импортного оборудования в настоящее время составляет 84%, причем это либо дешевое и устаревшее оборудование, либо слишком дорогое, экспертного уровня.

Нужна оптимизация работы самой системы и разделение на несколько уровней: на первичную диагностику на уровне амбулатории, стационар и центры оказания высокотехнологичной медицинской помощи. Чтобы начать правильно работать с потоком пациентов, надо провести значительную организационную и образовательную работу, поскольку просто работа на оборудовании и оказание высокотехнологичной медицинской помощи — это разные вещи, и это нужно четко понимать.

Программы, реализуемые в 2011—2012 годах, это только начало глобальной программы модернизации здравоохранения. Следующим шагом должно стать внедрение стандартов оказания медицинской помощи, повышение квалификации медицинских работников, при этом темпы закупки медицинской техники не должны снижаться. В стандартах должно быть прописано оснащение медицинских центров: что должно быть, какого уровня, в каких количествах. Это поможет регионам провести инвентаризацию закупленного оборудования. Иначе средства на модернизацию здравоохранения будут и дальше расходоваться впустую.

Александр Элинсон, член экспертного совета по здравоохранению комиссии Совета Федерации по социальной политике
Вернуться назад