Санкт-Петербург +7 (812) 325 02 02
Москва +7 (495) 935 77 85
12.11.2014

Вестник медицинской индустрии

По планам, предусмотренным ФЦП «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности РФ до 2020 г.», экспорт российских медизделий будет неуклонно расти, и в 2020 году его объем составит 17,4 млрд рублей. Однако смогут ли российские производители действительно добиться таких результатов?

Нет в мире такой страны, которая производила бы все без исключения медицинские изделия. И это значит, что импорт медизделий неизбежен. А что импорт для одной страны, то экспорт для всех остальных.

При этом, пожалуй, нет в мире такой страны, чьи производители экспортировали бы свои изделия без участия государства. Причина этому одновременно проста и сложна.

Каждое государство заинтересовано в развитии национальной промышленности, поскольку именно с нее оно получает основной доход в виде налогов. Разумеется, для поддержания национальной промышленности государства так или иначе ограничивают импорт на свою территорию (то есть экспорт из других стран). Генеральный директор НИПК Электрон Александр Элинсон отмечает с некоторым сожалением: «Большинство стран мира, независимо от уровня развития конкуренции, стараются устанавливать какие-либо барьеры, чтобы защитить и способствовать развитию своих национальных игроков… в отличие от нашего отечественного рынка, выход на который относительно прост».

Вот и вынуждены фирмы-экспортеры остальных стран противостоять не только конкурентам этой страны, но и правящему в ней государству. Как тут без государственной поддержки со стороны своих? Барьеры для вхождения на мировой рынок медизделий высоки, но их есть ради чего преодолевать.

По словам управляющего ЗАО НПП МедИнж Сергея Евдокимова, медицинская промышленность, особенно высокотехнологичная, отсутствует в большинстве стран. Медицинские изделия импортируют все страны, в связи с различной специализацией производителей в разных странах. Потребности отечественного рынка медиэделий достаточно малы и не могут быть достаточными для развития действительно большого бизнеса. Для нормального развития отечественного предприятия экспорт ему необходим в принципе. Потенциал мирового рынка огромен, и есть хорошие шансы, особенно высокотехнологичным предприятиям, занять на нем свою нишу.

Но для того, чтобы воспользоваться этим потенциалом, многим нужна поддержка. Парадокс отечественной индустрии медицинских изделий состоит в том, что большинство её участников — малые и средние предприятия, которые без такой поддержки потенциалом мирового рынка воспользоваться не могут.

Механизмы государственной поддержки экспорта

В мире распространено несколько механизмов стимулирования экспорта. Это, главным образом, гранты, кредитование, налоговые и таможенные льготы, страхование кредитов, консультационные и информационные услуги. Есть и негативные меры — например, отсутствие лицензирования экспортной деятельности в ситуации, когда многие виды деятельности на внутреннем рынке требуют лицензирования (такая негативная мера существует, например, в Алжире). Разные государства применяют разные комплексы мер по стимулированию экспорта.

Так, одним из ключевых механизмов поддержки экспорта в Венгрии является деятельность Венгерского общества по развитию внешней торговли и инвестиций (ITD Hungary). Главное направление деятельности Общества — информационные и консультационные услуги. Среди брендов, под которыми экспортируются венгерские медицинские изделия — Innomed Medical, Medicor Kezimuszer и ряд других.

Сходные функции выполняет испанский Единый информационный центр для целей внешней торговли (CAUCE). 80% испанских производителей медицинского оборудования объединены в ассоциацию FENIN, основные статьи экспорта — диатермическое оборудование и одноразовые шприцы, основные страны-импортеры — Португалия и Бельгия.

Довольно специфическую информационную поддержку оказывает своим экспортерам французское Госагентство содействия экспортным операциям (UBIFRANCE) — на сайте Агентства функционирует банк данных о зарубежных внешнеэкономических мероприятиях (салоны, выставки, ярмарки и т.п.). Франция экспортирует на мировой рынок, например, эндоскопическое оборудование под брендом SOPRO COMEG.

Для большинства стран-экспортеров, однако, ключевые механизмы стимулирования экспорта — льготы, кредиты и страхование. Так, в Турции для национальных экспортеров предусмотрено освобождение от уплаты НДС и таможенных пошлин. Эта форма стимулирования распространяется на те или иные отрасли хозяйства в зависимости от региона: так, в западной части Турции льготы распространяются, в том числе, на экспортеров медицинских и оптических приборов, фармпрепаратов, электронной техники. При этом Турция сегодня поставляет на внешний рынок, главным образом, гипсовые повязки и больничную мебель, что показывает, что турецкий медицинский хай-тек только начинает развиваться.

В Швейцарии хорошо развито страхование экспортеров — этим занимается Швейцарская Организация Страхования Экспортных Рисков (SERV). Довольно известны на мировом рынке швейцарские кардиографы Shiller AG и аппараты для искусственной вентиляции легких Hamilton Medical.

Довольно активно страхует своих экспортеров также Япония — японскую медицинскую технику Toshiba представлять читателю, пожалуй, не надо.

Существует практика финансовой поддержки отечественных экспортеров и в России. Обратимся к фактам.

Постановлением Правительства РФ 14 октября 2003 г. № 1493-р была одобрена Концепция развития государственной финансовой (гарантийной) поддержки экспорта промышленной продукции в Российской Федерации. Обзор постановлений Правительства, последовавших за одобрением концепции, показывает, что на поддержку экспорта отечественных товаров Россия выделяет ежегодно миллиарды, максимум — первые десятки миллиардов рублей (напр., в 2011 г. для малого и среднего бизнеса — 2 млрд. руб.). Средства идут, главным образом, на субсидирование процентных ставок и экспортное кредитование. Эти суммы сравнимы, например, с объемом грантов, выделяемых на продвижение на мировой рынок товаров, производимых в Австралии (2009 — 185,9 млн. австралийских долларов, т.е. ок. 6 млрд. рублей). При этом — что мы знаем об австралийских товарах? Разве что историю об отзыве с рынка некондиционных кохлеарных имплантатов производства Cochlear Limited в 2011 году.

Для сравнения, Канада выделяет на кредитование экспорта ежегодно десятки миллиардов долларов США, сравнимые суммы вкладывают в свой экспорт сами Соединенные Штаты. Годовой объем экспортных кредитов Швеции колеблется около 20 млрд шведских крон (ок. 100 млрд. руб. или ок. 2,5 млрд. долл. США). Меньше, чем страны Северной Америки, но больше, чем Россия.

Впрочем, иногда способствуют повышению экспортного потенциала деньги, которые выделяются государством на поддержку отечественных разработчиков, то есть не конкретно на экспорт (собственно, вообще не на сбыт продукции, а на её разработку). Иногда опосредованные связи в отрасли срабатывают лучше, чем прямые воздействия. Так, заместитель генерального директора про развитию ООО Фирма Тритон-Электроникс Алексей Чистяков считает, что ФЦП – реально эффективный механизм развития медицинской промышленности РФ и повышения ее экспортного потенциала. ФЦП создала условия для создания новых продуктов, сравнимые с теми, что имеют западные и китайские конкуренты.

Конкретно, благодаря ФЦП фирмой Тритон ЭлектроникС разработаны инновационные технологии капнометрии в главном потоке, измерения глубины анестезии, оценки нейро-мышечной проводимости, измерения концентрации анестезиологических газов. Эти технологии создали основу резкого повышения экспортного потенциала мониторов «Тритон». Кроме того, они предлагаются на условиях ОЕМ всем российским производителям оборудования мониторинга. Также благодаря ФЦП разработан и начинает производиться аппарат ИВЛ «ЗисЛайн МВ300» со встроенным метаболографом и объемной капнометрией и режимами адаптивной ИВЛ.

Александр Элинсон уточняет, как работает эта опосредованная связь: «Если говорить о поддержке экспорта в целом, то хотелось бы отметить, что кроме странового продвижения на самом высоком уровне, достижения договоренностей о сотрудничестве и поставках в режиме благоприятствования, кроме кредитования экспорта на льготных условиях и многих других комплексных мер, требуются вложения в технологическое развитие – ведь в итоге экспорт всегда завязан на уникальном предложении. Что я имею в виду? Небольшой пример. Мы вот недавно в рамках ФЦП на условиях равного софинансирования с Минпромторгом завершили разработку системы визуализации мирового уровня для ангиографических комплексов – не просто мирового, а по ряду параметров даже превосходящую самые передовые мировые аналоги. Таким образом, страна получила отечественный ангиограф высокого качества. Однако штативы для него мы пока вынуждены закупать за рубежом, то есть, это зависимость и риски. Если в развитие будет осуществлена разработка и нового штатива, страна получит ангиографический аппарат с высоким экспортным потенциалом. Получится синергия – и импортозамещение очень высокого качественного уровня, и возможность экспорта. Да, у нас уровень комплектующих, как и у многих отечественных игроков, не достигает 50%, но нужно стремиться к тому, чтобы эта планка постепенно снижалась».

Экспорт с препятствиями

Участники рынка сходятся во мнении, что препятствием в продвижении продукции за рубежом является отсутствие сертификатов. Эксперты ООО «Гем» отмечают, что у большинства российских производителей отсутствует международная сертификация по системе ISO 13485. Кроме того, проблема заключается в серьезном технологическом и инженерном отставании от ведущих мировых производителей. Ситуацию осложняет убогий маркетинговый бюджет, который только и могут себе позволить малые и средние отечественные предприятия, играя на западном рынке.

Как отмечают эксперты компании «Колетекс», при выходе на международный рынок (в том числе на рынок стран СНГ) очень дорого стоит получение разрешений на реализацию продукции в зарубежных странах. Это касается не только безумных цен для получения разрешения на реализацию в странах Запада, но даже Белоруссии и Казахстана. Кроме того, ряд экспертов обращает внимание на то, что существенная сложность при регистрации изделий в том же Казахстане и Белоруссии состоит в том, что российские регистрационные удостоверения там не работают.

Малые фирмы с большим трудом проходят этот «ценовой отбор». Если за получение разрешений платят западные инвесторы (партнеры), то и права на продукт и его реализацию уходят к ним. Срабатывает известный принцип «кто платит, тот и заказывает музыку».

«Хорошо бы иметь помощь государства, впоследствии ее можно вернуть в форме возврата кредита (стоимость кредита должна быть разумной) или в форме налогов. Необходимо со стороны государства поощрять выход за рубеж с российской продукцией, в том числе за счет помощи в международном патентовании, публикациях во влиятельных международных журналах, на посещаемых зарубежных выставках», — говорят специалисты.

Впрочем, не все согласны с тем, что деньги в вопросах поддержки экспорта решают всё. Так, Сергей Евдокимов отмечает, что главный барьер при вхождении на мировой рынок заключается в том, что он оккупирован транснациональными корпорациями. Их преимущества – огромные свободные финансовые средства на маркетинг, на продвижение продукта, аккумулирование в себе большого количества малых предприятий и видов продукции, благодаря этому комплексные поставки медизделий в страны и лоббирование их на уровне правительств государств импортеров. Поэтому простая финансовая поддержка отечественных малых отечественных предприятий не обеспечит им победу в конкурентной борьбе.

Вторая проблема, по его словам, это сертификация в зарубежных странах. Сертификация системы менеджмента качества по ИСО 13485 — это только вершина айсберга. Основные проблемы возникают с сертификацией непосредственно продукта. Это технические испытания, испытания на безопасность, доклинические испытания на животных, клиническая оценка. Ни по одному из перечисленных видов испытаний в России нет аккредитованных по GLP испытательных лабораторий, нет специалистов, которые могли бы качественно подготовить технические файлы для предоставления в регистрирующие органы. А регистрацию необходимо проводить для каждого изделия и в каждой стране экспорта.

Для решения обозначенных проблем, считает Евдокимов, необходимо создание частно-государственной корпорации, которая объединила бы предприятия – потенциальных экспортеров с предоставлением единого бренда и услуг по сертификации, лоббированию и дистрибуции изделий по всему миру.

Разнообразие требований к медицинским изделиям в разных странах отмечает и Александр Элинсон: «Серьезные административные барьеры существуют в странах Латинской Америки (Бразилия, Аргентина), Китае, Евросоюзе, США. В каждой из этих стран имеются свои отдельные требования к сертификации продукции. Тем не менее, все значительные игроки преодолевают эти барьеры и далее вступают в прямую конкурентную борьбу. Мы, например, еще в 2005 году внедрили систему менеджмента качества, соответствующую международным стандартам (ISO 9001, ISO 13485) и в дальнейшем сертифицировали продукцию на соответствие требованиям Европейской директивы 93/42/EEC (имеет маркировку CE), требованиям американского (FDA) и китайского (SFDA) законодательств и др.».

Есть чем гордиться

Тем не менее, уже сейчас при всех проблемах и несовершенствах есть примеры удачного выхода на экспорт.

В частности, компания «ТВЕС» успешно экспортирует весоизмерительное оборудование для медицины. За рубеж поставляются медицинские весы для младенцев и взрослых людей, механические и электронные ростомеры, детские и взрослые динамометры.

Как отмечает специалист по маркетингу ОАО «ТВЕС» Наталия Рогожкина, компания экспортирует как обычные весы, так и комплексы для автоматизированной скрининг-оценки уровня психофизиологического и соматического здоровья, функциональных и адаптивных резервов организма, а также физического развития и физической подготовки детей в школах и детских садах с возможностью обобщения собранной статистической информации в различных масштабах. На некоторых моделях присутствует интерфейс, который позволяет передавать данные в компьютер и вести автоматический мониторинг.

Продукция выполнена в соответствии с ГОСТ Р 53228-2008 и полностью соответствует требованиям международной законодательной метрологии.

Экспорт продукции ведется уже более десяти лет, с 2003 года. «Процесс выхода на международный рынок осуществляется путем активного мониторинга рынка и продвижением продукции», - говорит Наталия Рогожкина.

Экспорт медицинских изделий увеличивается. За период с 2011 по 2014 год объемы увеличились на 39,9%. В текущем году планируется увеличить экспорт медицинских изделий в 2-3 раза.

Впрочем, география поставок пока ограничивается странами бывшего СССР. Продукция экспортируется в Казахстан, Беларусь, Молдову, Кыргызстан, Украину, Армению, Грузию и в страны Прибалтики. Главным покупателем медицинских изделий выступает крупнейший российский экономический союзник – Казахстан.

Некоторые отечественные предприятия производят изделия, которые смело можно назвать инновационными. Специалистами Научно-производственного предприятия «МедИнж» разработан искусственный клапан сердца, максимально приближенный к биологическому. На долю предприятия сегодня приходится 70% имплантируемых в России клапанов, а продукция экспортируется в 35 стран мира. Здесь же ведутся разработки по созданию уникальных протезов тазобедренного сустава, имплантатов из биологического материала для замещения органов и тканей человека и межпозвонковых дисков. Особая гордость предприятия – имплантат для замены шейного позвонка со сроком действия 100 лет. Человек с таким протезом сможет не испытывать болевых ощущений в течение всего этого срока, уверяют специалисты.

Искусственные клапана производства МедИнж с 2015 года планируется экспортировать в Индию — в 2014 г. компания заканчивает сертификацию в этой стране. По заявлению ряда специалистов, индийский рынок существенно отличается от российского: потребность в клапанах в 5 раз выше в чем в России, но цены низкие, а таможенные пошлины и НДС высокие, кроме этого на рынке присутствуют как собственные производители, так все мировые производители протезов, естественно конкуренция отчаянная.

Внимания заслуживают и разработки компании «Колетекс». В первую очередь речь идет о гидрогелевых материалах, используемых в урологии. Первые результаты испытаний показали: материалы по своим лечебным свойствам ни в чем не уступают импортным аналогам, при этом они значительно дешевле. Еще одно важное направление работы компании – создание высокоструктурированных полимерных матриц. Особенность матриц (дисков) в том, что они могут доставлять в организм самые разные лекарственные вещества и в зависимости от этого использоваться во многих областях медицины: гинекологии, проктологии, лечении орофарингеальной области, стоматологии, при лечении онкологических больных. Эта разработка была начата благодаря Федеральной целевой программе «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности Российской Федерации на период до 2020 года и дальнейшую перспективу».

К достижением отечественной медицины относится и последняя разработка ООО «Центр «Атоммед» — медицинский изотоп Lu-177. Он изготовлен по технологии, ранее российскими предприятиями не использовавшейся. Радиофармпрепарат на основе лютеция-177 позволяет уничтожать опухолевые клетки, минимизируя поражение здоровых. Производиться этот препарат будет как для российского, так и для зарубежных рынков.

«Завод им. Серго», специализирующийся в производстве холодильного оборудования, за 10 лет достиг такого уровня развития, что занимает 76,7% российского рынка холодильной техники медназначения. Доля инновационной продукции на предприятии сейчас составляет 16,7%, доля импортных комплектующих – 50%. Предприятие активно наращивает экспорт своей продукции не только в СНГ, но и в страны дальнего зарубежья.

НИПК Электрон поставляет рентгеновские комплексы, компоненты для систем визуализации, а также программные и ИТ решения более чем в 30 стран мира, в том числе в Японию, США, Канаду, Италию, Германию, Китай, Аргентину. «Отношение к российским разработчикам и программистам очень достойное, многие наши зарубежные партнеры отмечают на своем опыте, что российские специалисты очень профессиональны, умны и креативны, поэтому доверие к российским продуктам в этой сфере достаточно высокое» — отмечает Александр Элинсон.

Если говорить о новых продуктах компании, то высоким потенциалом для экспорта обладает комплекс изотопной диагностики, выпущенный НИПК Электрон в рамках партнерства с Inter Medical Medizintechnik GmbH. «Мы завершили разработку и приступили к серийному производству наших отечественных ОФЭКТов под брендом КИД (Комплекс Изотопной Диагностики) только в конце весны, поэтому пока о поставках за рубеж говорить рано. Да и задачу для компании мы ставили другую – в первую очередь, привести в Россию доступную технологию ранней диагностики онкологических заболеваний, в том числе, в качестве импортозамещения. Хотя недавно рассказали о нашем КИДе на Конгрессе всемирной федерации ядерной медицины и биологии – интерес был очень высокий, по словам представителей врачебного сообщества целого ряда стран, это то, что нужно: и по цене, и по функциональности, и по качеству, и по доступности освоения, и по простоте использования. Мы уже начали переговоры о поставках. Так что экспортный потенциал у этого аппарата есть» — рассказывает Элинсон.

Как отмечает генеральный директор НТЦ «Медитэкс» Андрей Виленский, в целом экспорт российской продукции преимущественно включает инструменты широкого применения, микрохирургические инструменты, автоматические иглы, иглодержатели, эндоскопическую технику, лазерный инструмент.

Не ограничиваясь вещами

Как известно старожилам России, экспортировать можно даже революцию. По большому счету, для того, чтобы нечто экспортировалось, оно не обязано быть изделием, оно вообще не обязано быть чем-то материальным.

Одним из нематериальных активов компании может являться бренд. Как писал теоретик брендинга Джеймс Р. Грегори, «Бренд — это не вещь, продукт, компания или организация. Бренды не существуют в реальном мире — это ментальные конструкции».

Выше в нашей статье упомянут ряд стран-экспортеров медицинских изделий. Каждая из этих стран экспортирует изделия под собственными брендами. Практикуют ли это российские производители медизделий?

Как выясняется, не всегда. Зачастую российские разработчики создают отдельные компоненты изделия и продают их зарубежному импортеру. Экспорт ли это? Безусловно, в силу определения экспорта как вывоза товара за рубеж. Но компоненты брендуются куда реже, чем целостные изделия.

Президент МТЛ Анатолий Дабагов рассказал нашему журналу об одном из вариантов такого экспорта. Российская фирма в рамках международной кооперации принимает участие в разработке сложного медицинского изделия, включающего программный компонент. Программное обеспечение для медицинского изделия, как говорят программисты, всегда кастомизировано, то есть предназначено для использования именно с этим изделием. Российский участник международного партнерства разрабатывает кастомизированное ПО и экспортирует его исключительно производителю конкретного оборудования. Затем этот зарубежный производитель продает изделие в комплекте под собственным брендом. Российские экспортеры ПО получают с такого партнерства, разумеется, деньги. Но не славу. А ведь от славы тоже есть польза — она стабилизирует доходы компании и снижает ее усилия по их извлечению.

Его слова подтверждает и Александр Элинсон: «Брендирование зависит от конкретного регионального рынка и продукта. Если говорить о комплектующих и ПО, например, то здесь продуктовое брендирование не играет особой роли, скорее более важен бренд самого производителя и страны. В дальнейшем, когда наши комплектующие и ПО становятся частью каких-либо готовых комплексов, российское участие уходит в тень, а на первый план выходит уже бренд иностранного производителя, который закупил у нас то или иное решение и который в дальнейшем и осуществляет поставку готовых продуктов. Таким образом, к сожалению, энергетика отечественного бренда размывается, но даже такое продвижение требует значительных усилий и финансовых вложений, не говоря уже о брендировании готовых аппаратов».

Возможны и другие варианты экспорта российских медицинских товаров не под российским брендом. Так, по словам Сергея Евдокимова, производимые его предприятием искусственные клапана экспортируются под брендом МедИнж-2 только в страны ближнего зарубежья (например, в Беларусь). Для работы с западными импортерами была создана компания в Нидерландах, продающая российские протезы под брендом «Кардиомед». Продвигать российский товар на западные рынки под западным брендом значительно проще, и Евдокимов называет тому, как минимум, две группы причин. Во-первых, это большие сложности с дистрибьюцией, таможенные проблемы, элементарное незнание российскими участниками рынка европейских языков и вытекающие отсюда проблемы с коммуникацией. Во-вторых, по словам Евдокимова, бренд Российской Федерации как производителя медицинских изделий не является признанным в мире. Говоря проще, Россия растеряла былую славу.

Однако богатыри на Руси не перевелись. Так, Алексей Чистяков сообщает, что Тритон ЭлектроникС экспортирует аппараты для искусственной вентиляции легких под брендом Зислайн.

Несмотря на западное звучание, происхождение бренда отечественное — марка названа в честь Бориса Давидовича Зислина, замечательного врача и ученого, стоявшего у истоков фирмы. Мониторы пациента экспортируются под маркой Тритон. Экспорт налажен пока в Казахстан, Киризстан и Узбекистан (в Казахстане удалось даже локализовать изделие, оно зарегистрировано и выпускается под тем же брендом и занимает одно из первых мест по объёму продаж), но в начале 2014 года Тритон-Электроникс получил сертификат CE и в ближайшее время надеется возобновить контакты с западными партнерами для поставок своих изделий в страны, где признается сертификат СЕ – это страны Юго-Восточной Азии, арабские страны. О намерении регистрировать западный бренд для своих изделий Чистяков не сообщает — специальный бренд для экспорта ему и его коллегам кажется не нужным.
Вернуться назад