Санкт-Петербург +7 (812) 325 02 02
Москва +7 (495) 935 77 85
30.04.2020 Энциклопедия промышленности России
Президент компании «Электрон», академик Российской Академии медико-технических наук Михаил Элинсон о том, как компания перестроилась с эндоскопического на рентгеновское направление и о том, что мешает мечтам о развитой промышленности в стране.

НИПК «Электрон» (Научно-исследовательская производственная компания «Электрон») – лидер российского рынка в разработке и производстве медицинского диагностического оборудования, комплексных и ИТ-решений для здравоохранения. Компания основана в 1989 году и на сегодняшний день является предприятием полного цикла, который включает в себя анализ потребностей рынка, научные, инженерно-конструкторские и ИТ-разработки, производство, продажи, обучение, сервисное обслуживание. Компания осуществляет поставки во все регионы России, а также более чем в 30 стран мира. В НИПК «Электрон» было создано более 40 изобретений, на которые получено более 60 патентов. Предприятие является участником перечня Минпромторга России предприятий, оказывающих значительное влияние на промышленность и торговлю в РФ. С 2020 года НИПК «Электрон» вошла в перечень системообразующих организаций медицинской промышленности России.

Элинсон МБ.JPG


Михаил Борисович Элинсон, президент Научно-исследовательской производственной компании «Электрон», кандидат технических наук, действительный член (академик) Российской Академии медико-технических наук, автор более десятка научных статей и публикаций по вопросам медицинской диагностической техники.

Родился 19 ноября 1946 г. в Ленинграде. В 1975 г. окончил Ленинградский электротехнический институт по специальности «Радиотехника». В 2006 г. защитил диссертацию в области цифровой рентгенотехники. Карьеру начал на Оптико-механическом объединении им. Ленина (ЛОМО), где с 1975 г. работал инженером, а затем начальником лаборатории предприятия.

В 1989 г. М.Б. Элинсон с единомышленниками создал научно-исследовательский производственный кооператив «Электрон», преобразованный впоследствии в АО «Научно-исследовательская производственная компания «Электрон». До 2011 г. – генеральный директор компании, с 2011 г. по настоящее время – президент НИПК «Электрон». Награжден бронзовой медалью ВДНХ, медалью «В память 300-летия Санкт-Петербурга», благодарностью и почетной грамотой Комитета по промышленной политике и инновациям Санкт-Петербурга, благодарностью и почетной грамотой губернатора Санкт-Петербурга, почетной грамотой Министерства промышленности и торговли РФ, знаком отличия «За заслуги перед Санкт-Петербургом». Женат, есть сын.

Михаил Борисович, что для вас ваша компания? На старте и сейчас?

Когда мы начинали, никто не понимал, что такое «своя компания», как она должна работать. Но у меня всегда был на это собственный взгляд. Взгляд на компанию как на дело, а не на бизнес. Всегда считал, что относиться к работе надо как к своему детищу, чтобы потом не было стыдно. Работать с полной самоотдачей везде и всегда. На протяжении жизни отношение к этому не менялось. Поэтому и на старте, и сейчас я думаю о компании как о своем деле. В современном предпринимательстве мне не нравится подход «любой каприз за ваши деньги». Это может быть опасно, потому что если люди видят, что за деньги можно все, то и отношение к труду у них становится таким же.

1.jpg

Как вы оцениваете место и роль НИПК «Электрон» в отрасли?

Конечно, амбициозные планы всегда превосходят реальность. Но мы прошли несколько этапов развития. Компания первой в России разработала и выпустила эндоскопическую видеокамеру, затем мы были первыми, кто выпустил цифровую камеру для рентгенодиагностики, рентгенохирургический аппарат, компьютерный томограф, ангиографический комплекс и много других рентгенодиагностических систем. Мы всегда были законодателями не мод, но технологий. Мы и сейчас много делаем и для отрасли, и для страны. Это надо признать без ложной скромности.

Какие правила и взгляды помогли вам достичь таких результатов?

Я не могу назвать себя великим ученым или великим инженером, но я всегда стремился сделать что-то интересное, новое. К тому же я сразу понял, что самое главное – это команда. Ты становишься лидером только тогда, когда можешь собрать команду. С точки зрения управления, я всегда старался доверять людям и давать возможность раскрыть таланты, удовлетворить амбиции. Нашей компании удалось что-то сделать только потому, что мы относились друг к другу по-партнерски. Конечно, если проанализировать многолетнюю деятельность, могу сказать, что было и немало ошибок. Но они позволили сделать некоторые полезные выводы. Например, чтобы прийти к успеху, необходимо выстроить систему противовесов. Доверие и делегирование – и тут же контроль и требовательность.

2.jpg

Это часть вашей лидерской парадигмы?

В том числе. Что касается лидерства, то я никогда не грезил быть «большим начальником», категорично не настаивал на своем мнении. Всегда стремился к согласию, действовал не принуждая. Если человек что-то делает из-под палки, у него мало что получается.

Каким было ваше самое неоднозначное деловое решение?

Первым, наверное, назову решение, которое касалось лично меня, – когда мне хватило сил, наглости и смелости расстаться с государственной службой. В бизнесе трудным, переломным и важным было решение закрыть эндоскопическое направление, с которого мы начинали, и перейти на рентгеновское. Чтобы прийти к согласованности, прошло целых две недели переговоров, обсуждений, совещаний. Мне удалось убедить коллег. И этот переход определил дальнейшее развитие компании.

Когда это произошло?

В 1995 году. Чтобы оценить трудность решения, представьте, что все компетенции персонала НИПК были направлены на эндоскопию, а не на рентген. Но в итоге мы смогли договориться друг с другом и занялись направлением цифровой рентгенодиагностики. Все случилось на заре становления направления, и мы были в нем пионерами. Методов цифровой визуализации в рентгенодиагностике в нашей стране в те годы не было, и мы начали развиваться практически с нуля. Тогда и за рубежом не было широкого распространения «цифры», мы доказывали, подтверждали и убеждали без опоры на мировой опыт. Когда занимаешься чем-то новым, конечно, во многом рискуешь, но надо продолжать вопреки всему, несмотря ни на что, без гарантий. Но результат был получен: в России произошло широкое внедрение цифровой рентгенодиагностики.

Получается, вы формировали рынок?

После того, как мы разработали первую цифрую камеру для визуализации рентгеновского изображения, несколько российских фирм также подхватили направление и начали в нем работать. Поэтому рынок формировали уже все вместе. В 2006-2008 годах в России началась модернизация системы здравоохранения – вся флюорографическая служба страны переводилась в «цифру». Мы получили серьезный заказ – «Электрон» поставил несколько сотен цифровых флюорографов в ЛПУ различных регионов России. После чего фтизиатрическая служба практически перестала пользоваться пленочными флюорографами. Это стало значительной вехой как для развития флюорографической службы страны, так и для дальнейшего развития нашей компании.

Удачное совпадение запроса от государства и возможностей бизнеса?

Да, безусловно удачное, но не случайное! Чтобы нас услышали, пришлось проделать колоссальную работу. Именно бизнес дал возможность заменить существующий метод пленочной флюорографии на цифровую флюорографию, что позволило государству включить в программу модернизации замену пленочных флюорографов на цифровые. Безусловно, без такой поддержки государства мы бы не смогли так широко и эффективно внедрить новое оборудование. В итоге синергия бизнеса и государства дала хорошие результаты. Так и положено работать: бизнес анализирует запросы рынка в отрасли, предлагает решение и доказывает его эффективность; профессиональная общественность подтверждает своевременность и необходимость внедрения данного решения; государство делает заказ.

Каким будет следующий технологический этап развития отрасли?

Главной целью развития отрасли является улучшение качества и достоверности диагностического изображения при снижении лучевой нагрузки на пациента. В этом направлении и ведутся разработки: добиться идеального качества получаемого изображения при минимальных дозах.

Каким образом должны совершаться такие прорывы? Это зона ответственности науки, отрасли, конкретной компании или государства?

Чтобы совершить прорыв, одного усилия бизнеса не хватит. Силы и помощь государства, возможности бизнеса, рынок и конкуренция, академические институты – сработает все в совокупности. Какие-то разработки может вести и конкретная компания, но глобальные научные исследования требуют серьезных источников финансирования. Научно-исследовательские разработки должны проводиться за счет грантов, конкурсов. Спонсировать могут компании, которые целенаправленно занимаются инвестициями, или государство, которое понимает, что необходимо для развития отрасли и экономики в целом. Посмотрите на опыт Китая: без участия государства в стране не случился бы такой быстрый технологический прогресс. Я помню, как в 1990-х китайцы привезли на одну из международных выставок свои новые разработки, но оказалось, что для нас это уже вчерашний день: к тому времени мы уже лет пять выпускали подобное оборудование. И вот прошла четверть века, и Китай совершил грандиозный прорыв. Без участия государства это было бы невозможно.

Энтузиастам должен помочь глобальный заказ?

Безусловно, поможет, но это должен быть заказ, основанный на потребностях рынка. Только при выпуске больших партий можно добиться требуемого качества оборудования.

Какие ограничения не позволяют развиваться так, как хочется, как представляется верным?

Ограничений много. Главное – недостаточность оборотных средств для проведения НИОКР в максимально короткий период времени. Например, сейчас мы открыли для себя новое направление – технический рентген, поскольку существуют потребности рынка. Серийно подобное оборудование выпускается только зарубежными компаниями. Так как финансирование разработки мы вынуждены осуществлять из достаточно ограниченных собственных средств, срок вывода на рынок такого оборудования значительно увеличивается.

Другое ограничение – большое количество согласующих инстанций на всех этапах разработки и запуска в производство новых изделий.

При заинтересованности и участии государства время вывода на рынок может быть значительно сокращено. Многое зависит от высшего руководства страны. Мы можем работать по-другому! Это показала ситуация с кризисом 2020 года: все необходимые решения могут приниматься очень оперативно. То, на что требовались годы и месяцы, сейчас разрабатывается и принимается за дни и часы! Такие скорости требуются всегда. Только в этом случае мы сможем преодолеть технологическое отставание нашей страны от ведущих мировых производителей и вывести Россию на лидирующие позиции.

Мы прошли пятую часть 21 века. Все-таки чему-то же научились? Что-то можем делать эффективно?

Мы поняли и приняли для себя понятие «рынок» и «потребитель». Без удовлетворения нужд в продукции компании основных наших потребителей, врачей и пациентов, успеха быть не может. А для достижения этой цели необходимо иметь компетентную, заинтересованную в общем деле команду. Сейчас могут эффективно действовать только те, кто умеет работать в коллективе, кто хорошо понимает общую цель и делает все возможное для ее реализации. Мы ценим сотрудников гибких, способных быстро ориентироваться и принимать решения в стремительно меняющемся мире.

В современных условиях возросла роль и ответственность руководителя. Управленец сегодняшнего времени должен иметь не только хорошее образование по специальности «менеджер», но и глубокие профильные знания и навыки.

Если бы вы могли изменить три вещи в своей отрасли, что бы это было?

Первое – заинтересованность и участие государства в развитии отрасли не на словах, а на деле, возрождение системы финансирования научно-технических разработок, сокращение бюрократических согласующих инстанций.

Второе – возрождение работы Комитета по новой медицинской технике при Минздраве России, в обязанности которого должны входить не только оценка уже разработанного изделия, но и рекомендации по необходимости новой разработки, обсуждение, одобрение или неодобрение каких-либо новых идей и т.д. В состав этого Комитета должны войти ведущие специалисты в области здравоохранения: врачи, инженеры, ученые-теоретики, руководители предприятий.

Третье – обеспечение более тесного взаимодействия между наукой и промышленностью, что будет безусловно способствовать сокращению разрыва между мировыми и российскими технологиями.

А как вы работаете с вузами и научным сообществом?

Наша компания тесно взаимодействует с вузами. Студенты профильных специальностей проходят у нас практику, пишут курсовые и дипломные работы. В процессе общения мы можем выбрать лучших молодых специалистов, понявших и принявших наши задачи, легко влившихся в сложившийся коллектив. После окончания вуза они начинают работать в «Электроне».

В структуре компании существует научный отдел, который тесно взаимодействует с научными сообществами страны и мира: принимает участие в выставках, семинарах, симпозиумах и конференциях, выпускает научные статьи и сборники в соавторстве с учеными, работающими в области рентгенотехники. Сотрудники предприятия активно принимают участие в научной работе компании: в НИПК «Электрон» было создано более 40 изобретений, на которые получено более 60 патентов. За время существования компании издано 3 сборника научных статей, написанных нашими сотрудниками.

Кого вы можете назвать лидером в отрасли? И почему?

Замечательных людей много. Назову Игоря Евгеньевича Тюрина, ныне действующего главного рентгенолога РФ, профессора. Он является большим авторитетом для отрасли. Также Николай Николаевич Блинов – известный советский и российский ученый в области рентгенотехники, профессор, доктор технических наук, автор многих научных публикаций и профильных справочников. Долгое время возглавлял научный отдел во ВНИИИМТ при МЗ РФ. К сожалению, его уже нет в наших рядах.

А кем вы себя считаете?

Счастливым человеком. И тем, кто сейчас уже может точно сказать, что не надо делать, чтобы быть успешным, чтобы чего-то добиться.

Чего же не надо делать?

Не стоит думать, что ты – самый мудрый и считать, что только твое мнение единственно верное. Только в спорах и обсуждениях рождается истина. Не принимать серьезных решений без анализа альтернативных мнений. Не пользоваться своим положением и властью при взаимодействии с людьми, быть честным и искренним в отношениях с ними.

И еще… Меня всегда интересовало, почему евреи носят кипу? В Израиле мне объяснили: «Каждый думает, что он все знает, все умеет, все может. А кипа напоминает о том, что это не так, что над твоей головой есть что-то еще. Всегда найдется тот, кто знает больше и может лучше. Кипа заставляет помнить об этом.

3_4.jpg

Источник: http://industryrussia.ru/electron





Вернуться назад