Санкт-Петербург +7 (812) 325 02 02
Москва +7 (495) 935 77 85
06.06.2012
Московские новости

Закупавшие дорогую медтехнику чиновники не учли цену поломок, дорогостоящее медицинское оборудование, которое в рамках нацпроекта «Здоровье» появилось даже в самых удаленных регионах, значительную часть времени простаивает из-за поломок или отсутствия нормальных условий для работы. По данным Ассоциации международных производителей медицинских изделий IMEDA, простаивает до 40% закупленной на бюджетные деньги техники. Ремонт и замена износившихся узлов занимает месяцы, и не только из-за отсутствия средств у клиник или запчастей в сервисе, но и в силу забюрократизированных правил проведения конкурсов на ремонтные работы.


Покупать дорогостоящую технику без гарантийного обслуживания или с подозрительно короткой гарантией находящийся в твердом уме потребитель вряд ли решится: в случае сложной поломки затраты на ремонт превысят экономию при покупке. Но российские чиновники, приобретавшие сложнейшие медицинские приборы по нацпроекту «Здоровье» или региональным программам модернизации здравоохранения, поступали ровно наоборот. И по сей день в редких случаях организаторы закупочных аукционов в технических условиях указывают требование расширенной, то есть двухлетней гарантии вместо обычной — на один год, в течение которого порой не удается даже толком ввести оборудование в строй. При этом сервисный пакет для прибора стоимостью в несколько десятков миллионов рублей не превышает 60–80 тыс. руб. в год. В случае же постгарантийной поломки разовые траты на ремонт, скажем, рентгеновской трубки могут достигать до 3,5 млн рублей.

По данным Ассоциации международных производителей медицинских изделий IMEDA, именно поломки, а также отсутствие подготовленных помещений для установки или нехватка грамотного персонала являются причиной того, что почти 40% закупленной на деньги бюджетов различных уровней техники простаивает. «Только 3% поставленной нашей компанией техники покрыто сервисными контрактами», — рассказал «МН» главный исполнительный директор НИПК «Электрон» Александр Элинсон. Эта российская компания в прошлом году продала 458 единиц тяжелого диагностического оборудования, в том числе 28 томографов. Только один из них был приобретен государственным лечебным учреждением с расширенной гарантией. По оценкам специалистов «Электрона», из-за отсутствия сервиса и неправильного обращения сейчас простаивает до 25% всей проданной ранее продукции — рентгенографических аппаратов и компьютерных томографов.

«Среди почти 1 тыс. магнитно-резонансных томографов и 2 тыс. компьютерных томографов, установленных в лечебных учреждениях России различными производителями, лишь небольшая часть — по нашей оценке, около 15% — находится на сервисных контрактах и своевременно обслуживается, — отмечает президент GE Healthcare в России и СНГ Вячеслава Грищенко. — Для сравнения: в Европе не менее 70–80% такого оборудования поддерживается в рамках сервисных контрактов».
Даже предназначенная для специализированных медицинских центров сложная и высокопроизводительная лабораторная техника, которую в прошлом году закупили для оснащения региональных СПИД-центров и туберкулезных диспансеров, защищена в лучшем случае двухлетней гарантией. «На данный момент 10–15% из 1 тыс. диагностических приборов стоимостью от $5 до $200 тыс., поставленных нашей компанией в российские клиники, неисправно или простаивает из-за отсутствия расходников», — говорит глава российского представительства американской компании Becton, Dickinson and Company (BD) Алексей Бобрик.

Выход из строя дорогой техники для государственных и муниципальных клиник означает и начало длительной процедуры поиска ремонтника и запчастей, рассказала «МН» руководитель рентгенологического отдела Московского областного научно-исследовательского клинического института (МОНИКИ) Мария Вишнякова. «Руководитель лечебного учреждения сам решает, заниматься разовым ремонтом или заключить сервисный контракт. В первом случае он по закону должен провести конкурс, чтобы пригласить специалиста, который сможет сделать диагностику сломавшегося прибора. Затем необходимо подготовить документацию и объявить конкурс непосредственно на проведение ремонтных работ. Объявление о конкурсе должно быть вывешено на сайте организации, объявляющей конкурс, на один месяц. И если по истечении этого срока объявится компания, желающая выполнить заявленные работы, то устранение неполадок можно считать состоявшимся», — говорит Вишнякова. По ее словам, в лучшем случае процедура занимает около трех месяцев.

Больше всего от таких «пауз» страдают пациенты, особенно если речь идет об онкологических заболеваниях и травмах. Прошлой осенью по всей стране возмущались трагедией в Перми, где из-за сломанного томографа в городской клинике не удалось спасти пострадавшего в ДТП девятилетнего мальчика. Пока ребенка возили по городу в поисках исправного томографа, он пережил клиническую смерть в машине «скорой помощи», был выведен из этого состояния, но скончался через сутки.
В переживающем реорганизацию Минздраве пока не готовы разъяснить, как именно ведомство намерено «реанимировать» дорогостоящую медтехнику. Эксперты считают, что для этого нужно скорректировать не только ведомственную команду, но и мышление чиновников. «Причина отказа большинства закупщиков от сервисного пакета не столько экономическая, крупные производители готовы идти на довольно большие уступки по условиям контрактов, сколько чисто психологическая: нет привычки планировать больше, чем на год. Это касается всех сфер экономики, медицина здесь не исключение», — пояснил «МН» сотрудник Института развития общественного здравоохранения Юрий Крестинский. Он считает, что для получения отдачи от вложений в модернизацию здравоохранения «сервисное обслуживание обязательно должно входить в лоты закупочных аукционов».

Вернуться назад