Санкт-Петербург +7 (812) 325 02 02
Москва +7 (495) 935 77 85
09.10.2013

Computerworld Россия/MedIT

Подведение итогов в сфере информатизации здравоохранения традиционно приурочено к крупным отраслевым форумам. В преддверии конференции «Информационные технологии в медицине», ежегодно проходящей под эгидой Минздрава РФ, Computerworld Россия/MedIT выяснил, какие изменения в области медицинских ИТ, произошедшие за последний год в России и за ее пределами, эксперты считают наиболее важными. Большинство экспертов отдали должное самому известному федеральному сервису — электронной регистратуре (ФЭР).

Консьюмеризация началась

Долгое время основным потребителем медицинских ИТ оставались медицинские организации, однако за последний год произошли перемены, свидетельствующие о начале процесса консьюмеризации сервисов в области электронного здравоохранения в России, отметил Алексей Сошнин, директор по консалтингу департамента по работе со здравоохранением IBS. Для большинства граждан это связано прежде всего с широким распространением и доступностью сервиса записи на прием к врачу.

Знаковым событием стало появление личных кабинетов, через которые пациенты получают доступ к своим медицинским документам. «Потребитель быстро привыкает к удобствам, в ближайшей перспективе такого рода сервисы станут не экзотикой, а существенным фактором конкуренции между медицинскими организациями», — уверен Сошнин. Это приведет к развитию рынка и повышению качества сервисов.

Владимир Соловьев, заместитель гендиректора компании «БАРС Груп», отметил активное развитие технологий, сопровождающих пациента с момента зачатия до старости, а также мобильных диагностических устройств и междисциплинарных решений на стыке медицины, ИТ, материаловедения, физики. А вот обмен медицинской информацией в Интернете, в частности ведение «дневника» здоровья, по его мнению, пока не будет востребован — люди не готовы открывать свои личные данные.

Первый массовый сервис

В автоматизации записи на прием произошли cерьезные сдвиги, заметил Борис Зингерман, заведующий отделом ИТ Гематологического научного центра. «Пока и там много показного, но этот процесс выглядит необратимым. За несколько лет о других способах записи все забудут», — полагает он. В техзадании на вторую очередь ЕГИСЗ эта часть наиболее проработана, обозначены конкретные узкие места записи на прием, которые должны быть «расшиты».

Однако о знаковых изменениях, по его мнению, говорить не приходится. «Будем надеяться, что год прошел под знаком перехода количества в качество. Особого качественного скачка пока не видно, но уж очень большое количество ресурсов было вложено за два последних года», — сказал Зингерман. Впрочем, для такой консервативной отрасли, как медицина, низкий темп автоматизации вполне естествен. Организаторы здравоохранения не всегда понимают, зачем внедрять ИТ, особенно на фоне куда более острых проблем, таких как низкие зарплаты, недостаточность финансирования и нехватка кадров. Даже внутри одной медицинской организации невозможно добиться перестройки процессов с полезным включением в них ИТ меньше чем за один, а то и два-три года.

Антон Декстер, директор по проектам НИПК «Электрон», считает запуск ФЭР чрезвычайно важным проектом, однако его результаты, тем более успешные, можно будет увидеть только через три-пять лет эксплуатации. Поэтому заявления некоторых представителей власти об успешном выполнении в их регионе задачи по информатизации здравоохранения, включая внедрение электронных медкарт (ЭМК), телемедицины, инфокиосков и других модных систем самообслуживания, по его мнению, поспешны и преждевременны.

«Сервис 'Запись к врачу' — верхушка айсберга, называемого 'Управление ресурсами сети медицинских организаций'» , — подчеркнул Олег Симаков, замдиректора компании «Медстрах». Запуск ФЭР шел трудно, так как многие не понимали смысла этой работы, а в некоторых субъектах РФ и муниципалитетах системы для записи к врачу создавались и раньше. К решению этой задачи в комплексном виде приблизились, по мнению Симакова, только несколько крупных городов, например Пермь и Москва. При всех недостатках, отмечаемых и ИТ-специалистами и пациентами, сервис функционирует все устойчивее. Главные проблемы возникают из-за отсутствия навыков использования программных средств и привычки к «старым» процедурам как у пациентов, так и у персонала поликлиник. «Единственный рецепт в этой ситуации – обучение персонала и его стимулирование к работе в изменившихся условиях», — заявил он. Насколько быстро пациенты и медики отвыкнут от «живой» очереди и приучатся строго соблюдать регламент, во многом зависит от общей культуры населения и взаимного уважения.

Отметив значительный сдвиг в оснащении медицинских организаций техническими средствами, Симаков подчеркнул, что многое зависит от следующего шага, который должен обеспечить эффективное практическое использование установленных средств, а в этом направлении еще мало что сделано.

Облака, «вендор-независимость», стандарты и глобализация

Наиболее важными мировыми тенденциями Сошнин назвал взрывной рост инвестиций в «облачные» медицинские проекты, усиление роли стандартов в области медицинской информатики и начало глобализации медицинской информации. Лидерами «облачной» медицины стали сервисы записи на прием к врачу, ведения персональных медицинских карт и предоставления телемедицинских консультаций. Многие такие проекты уже вышли или выходят на окупаемость. На более ранних стадиях находятся проекты по созданию и коммерциализации методов неинвазивной и мобильной диагностики. «Именно это направление способно произвести революцию в медицине», — полагает Сошнин.

Переход в «облака» касается и такой консервативной области, как радиологическая диагностика, требующей высочайшей точности отображения снимков и специализированных мониторов для их просмотра, добавил Михаил Переверзев, руководитель отдела сетевых решений департамента медицинских систем «Фуджифильм-РО». Если используемые ныне технологии еще предполагают загрузку изображений на рабочую станцию врача, то инновационные решения приближают момент, когда качественная диагностика будет производиться исключительно на основе тонких клиентов через любой штатный браузер по протоколу WADO (Web Access to DICOM Objects), без установки специального клиентского приложения.

Необходимость построения крупных интегрированных систем на базе разрозненных архивов медучреждений, сведения в единую систему результатов радиологических исследований и других видов данных в отличных от DICOM форматах (функциональной диагностики, хирургических вмешательств, сканированных документов) вызвала увеличение популярности «вендор-независимых архивов» (ВНА). В ближайшие годы аналитики прочат этому направлению бурный рост, сообщил Переверзев. Если в 2011 году во ВНА хранилось чуть более 5% из 1,4 млрд диагностических изображений, сохраненных в PACS (Picture archiving and communication system), то к 2016 году, по прогнозу InMedica, этот показатель достигнет 31%.

Из наиболее значимых тенденций в области стандартизации Сошнин отметил динамичное развитие инициативы HL7 FHIR (Health Level 7 Fast Healthcare Interoperability Resources), рост заинтересованности медучреждений в разработках на базе openEHR, а также большое количество региональных и национальных проектов по созданию инфраструктуры обмена медицинскими документами на базе интеграционных профилей IHE (Integrating the Healthcare Enterprise). Явно наметилась тенденция к гармонизации стандартов и стандартизированных медицинских терминологий: HL7 и openEHR вошли в консорциум CIMI; IHTSDO (International Health Terminology Standards Development Organisation) и Regenstrief Institute решили совместно двигаться к объединению терминологий SNOMED и LOINC. «На этом фоне недавние безусловные лидеры рынка, предлагающие проприетарные медицинские информационные системы, начали терять свои позиции из-за неспособности быстро адаптироваться к новым требованиям и неготовности к ценовой конкуренции с новыми игроками», — сказал Сошнин.

Основным драйвером глобализации информационного пространства, по его словам, стали первые успехи и осознание потенциальных возможностей персонализированной медицины. Все больше ученых считают, что исследования в области фармакогеномики, протеомики и метаболомики – это ключ к медицине будущего, к победе над неизлечимыми сегодня заболеваниями. А для проведения таких исследований необходимы огромные объемы данных, которые не способна «сгенерить» отдельная медицинская организация и даже медучреждения отдельно взятой страны.

Следим за Америкой

За пределами России внимание экспертов приковано прежде всего к ходу информатизации здравоохранения в США, где наряду с внедрением ЭМК идет переход на новую версию международного классификатора болезней МКБ-10. Переход на новую версию базового справочника требует контролируемых изменений во всем множестве разнородных информационных систем, которые внедряются с 1970-х годов и затрагивают практически все аспекты медицинской помощи. При этом происходит естественная «санация» устаревших систем и замена их на современные, поддерживаемые разработчиками. Кроме того, введение стандартизации в уровнях представления информации электронных медкарт сопровождается обязательной сертификацией программных средств. Организациям, использующим для ведения ЭМК несертифицированные решения, грозят штрафы.

«Это колоссальные изменения, и то, как практическое здравоохранение учится управлять этими изменениями, достойно того, чтобы изучать и, возможно, перенимать этот дорогой во всех смыслах опыт», — подчеркнул Декстер. Впрочем, по его мнению, в России переход на новую версию МКБ, скорее всего, не будет критичным, тем более что в стране уже формируется пласт интеграторов, специализирующихся на разработке решений для здравоохранения.

Выбранная американцами система «кнута и пряника», по словам Декстера, начала доказывать свою состоятельность, принося ощутимые плоды как разработчикам и консультантам, так и практикующим врачам. «Можно сказать, врачи стали расценивать ИТ как неотъемлемую составляющую их деятельности, как освещение в операционной или центральное отопление, отключение которых делает работу как минимум некомфортной», — отметил он.

По наблюдениям Зингермана, наибольшее сопротивление вызывают пациентоориентированные элементы программы «целесообразного использования» (meaningful use) электронных медкарт. «Американские врачи, как и наши, не очень готовы к большей прозрачности и большему вовлечению пациентов», — констатировал он.

Вернуться назад