Санкт-Петербург +7 (812) 325 02 02
Москва +7 (495) 935 77 85
12.12.2018

Управление бизнесом

Позитивные результаты рейтинга «200 самых прибыльных компаний Северо-Запада» по итогам 2017 года связаны с адаптацией предприятий к новым экономическим условиям.

В Санкт-Петербурге состоялся V Форум бизнеса Северо-Запада, организованный журналом «Управление бизнесом». В ходе Форума прошла презентация рейтинга «200 самых прибыльных компаний Северо-Запада», подготовленного Аналитическим центром журнала. Крупнейшие предприятия Северо-Запада показали рост прибыли в 2017 году по сравнению с предыдущим. Отрадно видеть, что не только игроки международного масштаба вышли из полосы рецессии – за ними последовали компании меньшего размера и средний бизнес. В целом 2017 год оказался вполне успешным для участников рейтинга, резюмирует руководитель АЦ Евгений Заздравных.

В ходе состоявшегося обсуждения участники Форума рассказали, как изменился их бизнес за пять лет.

– Мы рассчитывали, что в 2013 году государство продолжит вкладывать деньги в модернизацию мощностей производителей медицинской техники. Бизнес готовился к этому и наращивал основные фонды, но ожидания не оправдались. В середине 2013 года рынок сильно просел и вернулся к значениям, которые были до программы модернизации, когда рынок не рос. Это сильно обострило конкуренцию, – вспоминает генеральный директор НИПК «Электрон» Александр Элинсон. – В 2014 году мало кто понимал, что происходит. Стратегии, подготовленные до этого года, потеряли актуальность – тогда мы рассчитывали, что будем открыты миру. Участникам рынка пришлось корректировать свои планы.

Возник интерес к российским разработкам. В первую очередь в отраслях, которые сумели заработать, а не потерять в ходе экономических преобразований

Импортное оборудование стало дорогим для многих компаний, поэтому возник интерес к российским разработкам. Разумеется, спрос возник в первую очередь в отраслях, которые сумели заработать, а не потерять в ходе экономических преобразований. Это придало импульс для развития в машиностроении. 

– Ставка на вновь образованные предприятия, не имеющие многолетнего опыта самостоятельного производства полного цикла в сфере станкостроения (осуществляющие сегодня сборку станков иностранных производителей), является бесперспективной с позиции создания в обозримом будущем отечественных технологий нового поколения. Продукция таких предприятий, разумеется, может вполне эффективно позиционироваться на рынке и решать ряд определенных технологических задач многих промышленных предприятий. Но деятельность таких предприятий не должна подменять понятие «отечественное инновационное станкостроение и создание нового поколения технологий обработки материалов». Конструктивное развитие отечественного станкостроения может происходить только через системную организацию процессов отраслевого развития и высочайший профессионализм (основанный на многолетнем положительном опыте в предметной области) тех, кто руководит и принимает решения, – таков опыт мирового станкостроения. Во всех передовых, наиболее развитых странах мира инновационное развитие собственной станкоинструментальной промышленности – один из национальных приоритетов, – считает генеральный директор Кластера станкоинструментальной промышленности Санкт-Петербурга Юлия Адашкевич. 

Государство предложило широкий набор мер поддержки промышленности. Власти стали активнее думать над тем, насколько удобно с ними работать предпринимателям.

Таким образом, если в России действительно стоит задача возродить полноценное отечественное станкостроение, необходимо срочно принимать соответствующие решения, реально стимулирующие инновационное развитие отрасли и создание инновационных технологий нового поколения по отечественным разработкам. В настоящее время специалистами Кластера разработан комплекс предложений по практическому решению задач инновационного развития реального отечественного станкостроения, обеспечивающих требуемый уровень технологической независимости, информационной безопасности, а также инновационной составляющей внедряемых технологий применительно к предприятиям базовых отраслей российской промышленности, включая ОПК, уточняет Юлия Адашкевич.

– Мы могли продолжать экспортировать нефть, но внешняя среда изменила положение вещей. Например, импульс для развития получило станкостроение – раньше сложно было такое представить, – подтверждает вице-президент Торгово-промышленной палаты Санкт-Петербурга Екатерина Лебедева.

– Локализация производства строительных материалов достигла в России очень высокого уровня. Это произошло в последние 10–12 лет. Сегодня практически все качественные строительные материалы производят в России. Напомню, 20–30 лет назад продукцию такого уровня можно было только импортировать. Более того, в Финляндии уже покупают строительные материалы из России. Например, железобетонные изделия являются большим дефицитом в Финляндии и Швеции из-за строительного бума, который продолжается уже пять лет, – дополняет руководитель направления «Подрядное строительство» АО «ЮИТ Санкт-Петербург» Тапио Сярккя.

Рост чистой прибыли

Государство разбудило спрос

Промышленники сумели нарастить объемы выпуска продукции за счет участия в государственном заказе и экспорте – при новом курсе рубля стало выгодно работать с внешними рынками. 

– Государство предложило интересные с точки зрения заработка меры поддержки – импортные заявки не рассматриваются в ходе госзакупок оборудования, если отечественный аналог соответствует требованиям заказчика. Это привело к тому, что отечественным компаниям в нашей отрасли – производство медицинского оборудования – удалось либо сохранить, либо нарастить объемы производства на фоне общего падения рынка, – объясняет Александр Элинсон.

– Известно, что падение курса рубля в конце 2014 года негативно подействовало на многих, но не на всех. Сектор IT получил мощный импульс для роста, – добавляет заместитель директора НИУ ВШЭ – Санкт-Петербург, в прошлом генеральный директор Центра разработок Dell EMC в Санкт-Петербурге Вячеслав Нестеров. – Если посмотреть на разработку программного обеспечения, то в среднем 70% себестоимости – зарплата, привязанная к рублям. А рубль упал, соответственно, при пересчете в доллары получается, что себестоимость разработки ПО стала дешевле. Это спровоцировало большой поток заказов на разработку из-за рубежа, что связано с высокой квалификацией отечественных инженеров, наличием инфраструктуры и предприятий, которые занимаются разработкой. В результате компании, которые были ориентированы на получение заказов из-за рубежа, стали расти и развиваться. Мы быстро пришли к дефициту разработчиков. Это усилило конкуренцию компаний за сильных специалистов, что закономерно увеличило зарплаты и общую себестоимость работ. В итоге спрос стал расти медленнее.

Промышленники сумели нарастить объемы выпуска продукции за счет участия в госзаказе и экспорте — при новом курсе рубля стало выгодно работать с внешними рынками

Заменить на одного

Государство предложило действительно широкий набор мер поддержки промышленности – многие говорят, что это даже чересчур много. Власти стали активнее думать над тем, насколько удобно с ними работать предпринимателям.

– Считается, что госзакупки помогли развитию бизнеса в 2014–2018 годах. Однако законодательство, которое регулирует закупки государства, доставляет много неудобств как заказчикам, так и исполнителям. Мы все прекрасно понимаем: не всегда качество проектной документации совпадает с ожиданиями заказчика. Требования законов таковы, что даже при незначительных изменениях в ходе выполнения работ возникают большие проблемы у каждой из сторон, – добавляет коммерческий директор «ГЕОИЗОЛ» Дмитрий Приймаков. – Таким образом приходится всем проявлять много усилий, чтобы построить объект согласно строительным нормам и не нарушить букву закона. Очень надеюсь, что анонсированные изменения в законе позволят расширить полномочия заказчика, добавив ему большей гибкости в части выполнения госконтрактов. Важно понимать, что заказчик хочет получить продукт, которым будет доволен, даже если в начале у него были одни требования, а потом возникли другие, при этом не нарушая ничего принципиально. И закон не должен этому мешать.

– Раньше, до кризиса, мы слышали от государства, что бизнес должен справляться со всем сам. Спустя пять лет видим, что есть условные 600 мер поддержки, – замечает Екатерина Лебедева и добавляет: 

– Хотя не все о них знают и не каждому они доступны из-за трудностей сбора документов и подготовки соответствующей отчетности.

– Мер поддержки Минпромторга действительно много, и в них достаточно сложно разобраться. Наиболее доступны фонды развития промышленности, специализированные фонды для поддержки развития науки и НИОКР, – соглашается директор Фонда развития промышленности Санкт-Петербурга Евгений Шапиро. – Например, наш фонд поддерживает проекты развития высокотехнологичных компаний, предлагает уникальные программы финансирования сделок по лизингу, представляет возможность прямого приобретения отдельных видов современного оборудования. Это позволяет в том числе поддержать станкостроение, приборостроение, без чего невозможно полноценное развитие промышленности.

– И в Ленинградской области есть фонд поддержки промышленности, он занимается финансированием проектов, в том числе малого бизнеса. Одно из его подразделений – организация микрокредитования. Также фонд оказывает консультационную, экспортную, маркетинговую поддержку предпринимателям. Это позволило объединить разные структуры поддержки бизнеса в одну организацию, чтобы коммерческим структурам было проще с нами работать, – делится опытом заместитель председателя комитета экономического развития и инвестиционной деятельности Ленинградской области Евгений Жирнель.

– В начале года мы провели инвентаризацию мер поддержки, посчитали, сколько у нас организаций мер поддержки малого бизнеса в регионе. Получилось шесть юридических лиц. Мы выявили у них дублирующие функции, наличие конкуренции между ними. Главное, с чем пришлось столкнуться, – размывается ответственность. Напомню, конечная цель таких структур – появление новых предприятий, которые не закроются через пару лет. Было непонятно, кто должен отвечать за спад предпринимательской активности, – рассказывает руководитель Агентства стратегических разработок Архангельской области Игорь Девятко и добавляет:

– В начале года губернатор Архангельской области принял решение объединить эти структуры в единую площадку поддержки бизнеса, не только для малого и среднего, но и крупного. Это сделано на базе корпорации развития Архангельской области. Теперь для предпринимателя партнером выступает единая организация, что сильно упростило нашу работу с бизнесом.

– Сервисы для бизнеса должны быть максимально удобными, чтобы снижались транзакционные издержки. Поэтому мы работаем над развитием многофункциональных центров для бизнеса. Шесть бизнес-офисов работают на территории области, недавно создан совместно со Сбербанком центр развития услуг для бизнеса. Мы тоже идем по пути объединения инфраструктуры поддержки предпринимательства, – говорит Евгений Жирнель.

– По инициативе бизнес-омбудсмена Архангельской области был создан единый день отчетности контролирующих органов. Они по законодательству должны проводить такую отчетность раз в квартал, но все это делают в разные дни. Теперь эти органы собираются вместе на одной площадке и дают свой отчет, ответы предпринимателям, которые приходят на такие встречи, – добавляет Игорь Девятко.

Уплотнить обучение

Результаты такой работы, видимо, действительно есть – пять лет назад бизнес традиционно очень критично говорил о работе чиновников. Теперь отзывы стали мягче, и чаще рассуждают об инновациях и проблемах в высшей школе.

– В ближайшие годы начнется роботизация промышленности, в том числе и в России. При этом темпы прогресса таковы, что нет смысла учить студента шесть лет. За это время его подготовка начнет отставать от запросов компаний. Поэтому нужно максимально уплотненное обучение, когда за 3–4 года обучают всем передовым технологиям, – считает заместитель директора по научной работе ЦНИИ робототехники и технической кибернетики Николай Грязнов. По его словам, сегодня ни один российский вуз не обладает технологиями, которые используются в российской экономике. Студенты должны приходить на предприятия через НИИ, чтобы предприятия получали не только оборудование, но и подготовленных специалистов, которые участвовали в его разработке.

– Если мы посмотрим на компетенции сотрудников, которые выпускаются из университетов, даже лучших университетов, – это пирамида: наверху хорошие выпускники, внизу – посредственные. Размер нижней части пирамиды большой, а верхушка, к сожалению, недостаточно велика, чтобы покрыть потребности компаний. Необходимо повышать долю выпускников, готовых успешно войти в состав ведущих компаний, то есть увеличивать верх пирамиды за счет основания. Чтобы студенты были готовы к работе в текущих условиях, их надо как можно раньше привлекать к работе в компаниях. Это замещает недостатки подготовки в высшей школе, но это все полумеры, – соглашается заместитель директора НИУ ВШЭ – Санкт-Петербург Вячеслав Нестеров и уточняет: 

– Все сводится к тому, что на рынке недостаточно людей, готовых работать в инновационной сфере. Университеты готовят сильных студентов, которые побеждают на международных чемпионатах по программированию, но таких единицы. Для того чтобы поднимать промышленность, IT, нужно много специалистов мирового уровня. Отрадно видеть, что некоторые университеты стремятся поднять качество подготовки. Например, в НИУ ВШЭ – Санкт-Петербург до сентября были экономисты, социологи, историки, другие специальности. Прошедшим летом принято решение развивать подготовку в области IT.

Успешных примеров работы НИИ с выпускниками не так много. Одно из приятных исключений – НПК «Механобр-техника», где не только публикуют статьи в ведущих научных журналах международного класса, но и превращают эти наработки в бизнес. 

– У нас одна группа занимается «технологизацией» – научными разработками, вторая – думает, как их коммерциализировать. Успешные инновации возможны, когда малое предприятие производит продукт, который является уникальным, что позволяет хотя бы на короткий срок стать монополистами. Такая стратегия работает, хотя и предполагает свои издержки, – рассказывает генеральный директор НПК «Механобр-техника» Леонид Вайсберг. Результаты говорят сами за себя: по словам Леонида Вайсберга, компания поставляет свою продукцию в 25–30 стран, включая США и государства ЕС. В Японии работает крупное предприятие, которое приобрело лицензии на патенты «Механобр-техники» и выпускает соответствующую продукцию. Есть совместное предприятие в Китае, что обеспечило выход в Азиатско-Тихоокеанский регион.

Возможно, стоит заниматься международной кооперацией и в ходе выполнения НИОКР. Например, компания «Филипп Моррис Интернэшнл» первой в табачной индустрии стала активно заниматься научными исследованиями. 

– ФМИ начала разрабатывать продукцию с пониженным риском, альтернативную сигаретам, более 10 лет назад. Работа наших исследовательских центров в Швейцарии и Сингапуре фокусируется на развитии инновационных технологий, позволяющих формировать никотиносодержащий аэрозоль, в котором уровни вредных веществ снижены на 90–95% по сравнению с дымом сигарет. IQOS – один из первых инновационных продуктов, который мы запустили, и сейчас он продается в 43 странах мира, включая Россию. В основе IQOS – технология «нагревания табака без горения». Отсутствие дыма обусловливает значительное снижение уровней выделяемых вредных веществ по сравнению с обычной сигаретой. Мы видим большой интерес совершеннолетних потребителей к данному продукту и сейчас работаем над локализацией производства табачных стиков для IQOS в России, – говорит управляющий по корпоративным вопросам региона ЗАО «Филип Моррис Ижора» Марина Камаева.

Для инновационного малого и среднего бизнеса власти города предлагают поддержку Технопарка Санкт-Петербурга. 

– В этом году мы серьезно расширили диапазон технологических услуг – прежде всего за счет пуска инжинирингового центра безопасных квантовых коммуникаций «СэйфНэт» и установки нового оборудования инжинирингового центра для фармацевтической отрасли и центра прототипирования. По-прежнему востребованы консалтинговые сервисы бизнес-инкубатора «Ингрия» и Центра кластерного развития. К сентябрю 2018 года «Ингрия» оказала поддержку 114 инновационным проектам. Они воспользовались экспертизой по развитию высокотехнологичного бизнеса и помощью в привлечении венчурных инвестиций. Самый важный результат нашей работы – успехи резидентов, прибыль которых пополняет бюджет Санкт-Петербурга, а создаваемые ими высокотехнологичные места повышают рейтинг нашего города как инновационного центра, – рассказывает генеральный директор АО «Технопарк Санкт-Петербурга» Андрей Соколов.

– В прошлом году было продано несколько сот промышленных роботов в России и несколько сотен тысяч в Китае, – сравнивает Николай Грязнов.

Макроэкономическая нестабильность в этом году сохраняется, но она не меняет основной причины заработка в новой экономической реальности – слабого рубля. Это может негативно сказаться на иностранных компаниях, которые отчитываются в долларах. Остальные, вероятно, продолжат на этом зарабатывать. Остается неясным, как долго это продолжится.

Евгений Заздравных

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ


Места не для всех

Дмиртрий Приймаков

Дмитрий Приймаков, коммерческий директор компании «ГЕОИЗОЛ»

– Строительство – отрасль, которая связана со многими секторами экономики. Неверно воспринимать этот бизнес как обособленную конструкцию, на которую не влияет положение дел в других сегментах экономики. В последние годы мы видим появление монополий в целом ряде отраслей из-за процессов консолидации на рынке. Так происходит по нескольким причинам.

Емкость рынка в строительстве фактически осталась неизменной. Поэтому, чтобы сохранить прибыль, надо наращивать выручку за счет роста доли на рынке. Когда спрос не растет – побеждают компании, которым удалось вытеснить конкурентов. В период роста зарабатывают все. В новых условиях кому-то места на рынке не достанется. В результате выживают крупнейшие компании, которые растут за счет игроков меньшего размера. Дело в том, что в современных реалиях легче выживать за счет правильной кооперации и синергии. Примером успешной кооперации может служить компания ЮИТ, которая недавно произвела слияние с другой крупной финской компанией – «Лемминкяйнен».

В этом году многие говорят об изменениях в 214-ФЗ, направленных на поддержку рядовых покупателей. Посмотрим на эту ситуацию глазами строителей. Мы видим своего рода сращивание банковской отрасли с генподрядчиками и строителями. Преимущества имеют те генподрядчики, которые могут похвастать хорошими отношениями с банкирами. В результате финансовые институты начинают управлять строительством. Иногда это приводит к хорошим результатам, но есть прецеденты, когда получается не так хорошо: уменьшается количество компаний, снижается конкуренция и растет монополия.

Мы видим, что, хотя с помощью мер господдержки бизнес модернизирует оборудование, производственные площадки не увеличиваются. Это говорит о том, что спрос на внутреннем рынке ограничен. Поэтому единственный способ полноценного развития промышленности – строительство новых инновационных производств в масштабах, соответствующих потребностям не только внутреннего рынка, но и глобального (внешнего).

С минимальным риском

Марина Камаева

Марина Камаева, управляющий по корпоративным вопросам региона ЗАО «Филип Моррис Ижора»

– Мы видим серьезные изменения внутри нашей компании и рынка, потому что табачная отрасль находится на очень серьезном этапе трансформации бизнеса. Причиной этих изменений является технологический прогресс. «Филип Моррис Интернэшнл» 12 лет назад поставила перед собой задачи обеспечить своего потребителя альтернативой, которая может минимизировать вред здоровью. Нам удалось разработать платформу электрического нагревания табака «Лайтос» – это новая категория продукции, не имеющая аналогов на российском рынке. Россия стала одной из первых стран, где «Филип Моррис» коммерциализировала этот продукт. Сейчас мы продаем его более чем в 40 странах. Нашей задачей в этом проекте стала необходимость разъяснять преимущества, которые несет этот продукт потребителю и окружающим.

Сегодня мы видим интерес курящих людей к нагреваемому табаку. Люди, которые покупают «Лайтос», в 75% случаях больше не возвращаются к курению – это продукт, который принимается потребителем. 

На фоне таких результатов наша следующая инвестиционная стратегия – локализация производства уже новой продукции. В 2017 году мы подписали с правительством Ленобласти инвестиционное соглашение. Было запланировано, что до конца 2018 года мы инвестируем 1 млрд рублей в новое оборудование. Мы будем использовать существующую площадку и до конца этого года готовы озвучить промежуточные результаты. Уже сейчас понятно, что в действительности реальный объем инвестиций оказался больше. 

Наш бизнес сильно регулируется законодательством, которое должно не отставать от современных тенденций. Когда мы говорим о регулировании табачной промышленности, видим, что дальнейшее развитие новых категорий продукции будет зависеть от самого рынка и регулирования, которое федеральное правительство примет для альтернативных продуктов, содержащих никотин. Нам кажется, это должно быть несколько другое регулирование по сравнению с обычными сигаретами.

Транслировать поддержку

Андрей Соколов

Андрей Соколов, генеральный директор АО «Технопарк Санкт-Петербурга»

– Технопарк – это институт поддержки, и он полностью принадлежит Санкт-Петербургу. Мы являемся трансляторами, которые отвечают за развитие, поддержку малого бизнеса. Уникальность нашего технопарка заключается в том, что мы находимся на арендованных площадях, не предлагаем меры финансовой поддержки в форме грантов, но оказываем услуги и через это оказываем поддержку. Мы не зарабатываем, а зеркально передаем в аренду.

Предприниматели заинтересованы в сотрудничестве с нами, так как наша площадка предлагает доступ к качественной инфраструктуре, которая им обычно недоступна.

Например, в парке есть центр прототипирования, который занимается созданием прототипов. Если у кого-то есть идея, проект, он может с нашей помощью сделать образцы своей продукции. Кроме того, доводим разработки до стадии НИОКР и готовим отчетность по НИОКР, работаем с разными проектами, в том числе оказываем поддержку нашим резидентам. Помимо этого, в технопарке присутствуют три инжиниринговых центра.

По резидентам у нас нет проблем – стоит очередь из желающих разместиться на бизнес-площадке. В итоге не хватает площадей. Помимо оборудования в технопарке сформировалась своя среда, которая помогает бизнесу обмениваться идеями, – появился эффект синергии для предпринимателей. Следующая структура внутри технопарка – центр кластерного развития. Мы работаем с Минпромторгом и Минэкономразвития РФ, помогая нашим предприятиям, входящим в кластер, получить поддержку от них. Прежде всего это сопровождение процедур формирования заявок для получения финансирования. Далее мы их отслеживаем, проводим консультации.

Интерес к нашему технопарку и его репутация в России и за рубежом явно говорят о том, что нефинансовые формы поддержки не утратили актуальности в кризисные годы.

Волатильность не помеха

Александра Питкянен, исполнительный директор «Фонда содействия кредитования малого и среднего бизнеса (микрокредитная организация)»

Александра Питкянен

– Финансовая нестабильность, безусловно, сказывается на субъектах малого предпринимательства. В данном случае выделять отдельные сегменты рынка будет не совсем корректно – волатильность финансового рынка затрагивает всех без исключения. Однако стоит отметить, что наряду со значительной чувствительностью малых предприятий к ситуации на финансовом рынке они также, как правило, обладают значительной долей маневренности, позволяющей им с успехом развиваться даже в непростых условиях финансовой нестабильности.

Количество и доступность тех программ поддержки малого и среднего бизнеса, которые сейчас работают, – в том числе и финансовая поддержка, различные программы рефинансирования кредитов, выдачи поручительств и гарантий под кредиты для малого бизнеса, включая субсидирование ставки и субсидирование части выделяемых средств на стартапы, на новый бизнес, – конечно, существенно выше, чем несколько лет назад.

Сегмент малого и среднего предпринимательства в последние годы привлекает внимание все большего количества банков. Дело в том, что МСБ – это, как правило, быстрорастущие компании, которые нуждаются в кредитных ресурсах для своего развития. Активизация государственной программы кредитной поддержки малого и среднего бизнеса через субсидирование процентной ставки, так называемой программы «Шесть с половиной», снижение процентных ставок по кредитам для малого и среднего бизнеса – все это несомненно влияет на расширение кредитного портфеля МСБ.

За 11 лет с начала деятельности Фонда мы заключили 4160 договоров поручительства по кредитным договорам на общую сумму 22,5 млрд рублей, что позволило предпринимателям привлечь кредиты на общую сумму 55 млрд рублей.

Основной объем запросов от малого и среднего бизнеса – это кредиты на пополнение оборотных средств, то есть на финансирование текущей деятельности.

СПРАВКА


V Форум бизнеса Северо-Запада организован журналом «Управление бизнесом».

Партнеры Форума: 
HONKA, Технопарк Санкт-Петербурга, клиника «Кивач»,
СРО А «Подземдорстрой», ООО «Фацер», KELEANZ Medical,
Гранд Отель Эмеральд.

Генеральный информационный партнер Форума:
Business FM Санкт-Петербург.

Официальный автомобиль Форума: 
АВАНГАРД – официальный дилер «Мерседес-Бенц».

Источник

Вернуться назад